Rambler's Top100
На главную Поиск Контакты
АТМОСФЕРА ДЛЯ РОЖДЕНИЯ НОВЫХ ИДЕЙ

Рассылка
новости
публикации
НМ рекомендует
анонс номера
 

№9, 2008
№9, 2008
22.09.2008
Для подписчиков
просмотров: 0
комментариев: 0

Тайм Аут



Государственный деятель: Легенда о Честном Эйбе

Почитать: Чарльз Хэнди «Я и другие более важные дела»

Почитать: Кеннет Маккей, Винсент Вирс «Эффективное производство»]

Почитать: Александр Горбачев «Тайм-менеджмент в 2 счета»





Тайм-аут. Государственный деятель

Легенда о честном Эйбе
Всего за пять лет интенсивной политической деятельности (с изрядной долей везения) Авраам Линкольн стремительно вознесся на вершину власти. Первым его шагом в должности президента стало начало Гражданской войны, которая привела к самым большим жертвам в истории США; последним – празднование победы, после которой он прожил всего неделю. В его личности, ставшей легендой, сквозь мифологические напластования отчетливо виден стиль управления, так сильно повлиявший на ход и исход войны. А еще больше посмертный «миф Линкольна» повлиял на формирование американской политической традиции, которой по сей день следуют все без исключения президенты США.

Никто не знает своей судьбы
Авраам Линкольн, родившийся 12 февраля 1809 года на маленькой ферме в рабовладельческом штате Кентукки, не смог бы что-то изменить в этом мире, если бы не рано проявившееся стремление терпеливо управлять обстоятельствами, а не примиряться с ними или идти напролом.
Его детство прошло на границе между полуцивилизованным и совсем диким миром, и надо было там выживать. Его бабушку и дедушку убили индейцы, а другие его родственники сами убивали индейцев. Некоторые близкие родственники имели рабов, но отец Авраама, сам работавший по найму, рабство отвергал, и не только по моральным соображениям, но и потому, что с бесплатным трудом рабов сложно конкурировать. Много раз семья переезжала, строила бревенчатый дом, возделывала землю, и снова приходилось покидать обжитое место. Надо было становиться сильным и на что-то опираться. Он рубил лес, копал землю и стал очень сильным и выносливым при своем худощавом сложении и огромном по тем временам росте (190 см), но никогда не давал ходу этой физической силе, довольствуясь моральным превосходством (и его тоже не выпячивая). В школе он проучился всего год, но родители любили чтение, и, хотя книг в доме было немного, среди них оказались Библия и «Приключения Робинзона Крузо» – здоровое основание и хорошая позиция для старта.
В 21 год Авраам покинул семью, нашел временную работу, в конце концов поселился в деревушке Салем, штат Иллинойс, где устроился почтмейстером, потом был торговцем, землемером. Недолгая служба в армии укрепила его уверенность в себе, и он принял участие в выборах в палату представителей Иллинойса. Вторая попытка была удачной. Тогда и стал формироваться его разумный политический стиль: понимая, насколько непродуктивны крайности, Линкольн избегает их, выступает за улучшение инфраструктуры и развитие образования, активно действует как один из лидеров партии вигов и председатель комитета по финансам.

Ему удалось познакомиться с мировым судьей и он начал самостоятельно изучать юриспруденцию – настойчиво и обстоятельно, как делал всё. В 1836 году юрист-самоучка получил допуск в палату адвокатов Иллинойса, а через год переселился в Спрингфилд, столицу штата, где стал уже партнером известного адвоката. До этого его постоянно преследовали долги, но он всегда отдавал их – откуда и пошло прозвище Честный Эйб, так много значившее в дальнейшем. Уже к тридцати годам Линкольн прошел впечатляющий путь «селф мэйд мена» – от сына бедного пионера-переселенца до известного юриста и политика. В 1842 году он женился на дочери богатого плантатора с Юга. В дальнейшем Авраам Линкольн станет еще и типичным янки-североамериканцем, а всё вместе создаст ему образ человека, который везде свой.
Активная деятельность в партии вигов привела его в Конгресс, но годы с 1847-го по 1849-й прошли для него в будничной работе конгрессмена, без сенсаций. Линкольн разочаровался, отошел от политической деятельности и сосредоточился на своей процвета­ющей адвокатской практике. В 1854 году партия вигов окончательно разрушилась из-за внутренних противоречий и сошла с политической сцены. Образовавшийся вакуум заполнила республиканская партия, к которой Линкольн примкнул в 1856-м. Последующие пять лет были временем постоянного продвижения наверх, но не по прямой: американская политика представляла собой широчайший спектр мнений и позиций, поэтому рассудительный Линкольн много маневрирует, оттачивая ораторское мастерство и ясную логику доводов.
В мае 1860-го его выдвинули кандидатом в президенты от республиканцев. Случилось это потому, что своей осторожной и взвешенной стратегией он нажил себе мало врагов и стал компромиссной фигурой: два его сильных конкурента занимали противоположные позиции по многим вопросам, что угрожало единству партии (демократы так и пошли на выборы с двумя кандидатами и потерпели поражение). В пользу Линкольна сыграли его личные качества, ставшие в дальнейшем частью мифа: он олицетворял человека, поднявшегося наверх с самой незавидной стартовой позиции, репутация Честного Эйба работала вовсю, а присущие ему скромность и непритязательность резко контрастировали с коррупционными скандалами, сотрясавшими предыдущую администрацию. Шестого ноября 1860 года за Линкольна проголосовали преимущественно жители северных штатов; на Юге он сразу был неприемлем из-за осторожного, но всё же отрицания рабства. В дальнейшем Линкольн придерживался тактики привлечения потенциальных противников в своей же партии к государственному управлению, раздавая им видные посты в правительстве.

Вызов
Возможно, Линкольн и дальше собирался жить разумно и осторожно, но судьба распорядилась иначе. В безоблачном с виду американском обществе десятилетиями копились противоречия – и они взорвали США.
Экономика самой демократичной страны в XIX веке растет не на стальном фундаменте промышленного Севера, в ее основе – бронза мускулов рабов сельскохозяйственного Юга, на котором давно установился статус-кво, устраивающий всех: потомки белых и рабов с рождения живут в системе отношений, которую обе стороны считают естественной. Черные работают на белых, но хозяева все же заботятся, чтобы «инвентарь» был исправен и продолжал служить.
Провозглашенное и десятилетиями трогательно обхаживаемое в США равенство оставляет за скобками 3,5 млн. рабов, их человеческое достоинство беспокоит лишь тех, кто не обязан принимать решения. Для тех, кто это делать должен, рабство по-прежнему остается предметом предвыборной риторики, не более – фундамент трогать нельзя. Южные штаты производят 70% национального продукта. Это преимущественно хлопок, на который постоянно растет спрос в Европе. И вместе с ним растет первое противоречие – внешнеэкономическое! – между штатами северными и южными: промышленные державы Старого Света нисколько не нуждаются в продукции индустриального Севера и поощрять конкурента не собираются. А поставщик дефицитного сырья, патриархальный рабовладельческий Юг им очень нравится, потому что охотно меняет хлопок на деньги и сельхозтехнику, не помышляя о конкуренции. Европейский интерес в том, чтобы иметь дело не со всеми США, а только с южными штатами, поэтому Север с Югом смотрят друг на друга косо.

Еще одно противоречие: создание индустриальной базы – дело долгое и затратное, и федеральные правительства (вашингтонские) прижимают Юг, перекачивая средства в промышленность Севера, изымая их налогами и пошлинами, предоставляя льготы и преференции северянам. Общее мнение южан, составляющих 20% населения, что именно они кормят «этих дармоедов с Севера», основано на объективной статистике.
И снова противоречие, которое все труднее замалчивать: прибывающим эмигрантам нужна земля, а пока они переполняют быстрорастущие города Севера, создавая массу проблем федеральному правительству. Свободной земли в новых штатах Юга достаточно, но в ней ведь крайне нуждаются сами южане – хлопок очень быстро истощает почву до полного лишения плодородия, надо расширять посевы (до интенсивного способа земледелия – без малого сотня лет).
Трех предшественников Линкольна считают самыми слабыми из американских президентов, потому что перечисленные факторы, работа­ющие на развал страны, они не смогли нейтрализовать или ослабить. И дело дошло до образования южанами Конфедерации Штатов Америки, до выборов президента КША и до объявления им в инаугурационной речи 18 февраля 1861 года о выходе Конфедерации из состава Соединенных Штатов! Между прочим – юридически безупречном и полностью совпадающем с буквой и духом Конституции США, что поныне никем не отрицается.

 



Чтобы прочитать статью, Вам необходимо оформить подписку.
 
 
Ваш логин

Пароль

Регистрация