Rambler's Top100
На главную Поиск Контакты
АТМОСФЕРА ДЛЯ РОЖДЕНИЯ НОВЫХ ИДЕЙ

Рассылка
новости
публикации
НМ рекомендует
анонс номера
 

№9, 2008
№9, 2008
19.09.2008
Для подписчиков
просмотров: 1
комментариев: 1

Коллекционирование бизнесов

Американская инвестиционная фирма Kohlberg Kravis Roberts & Co. скупает проблемные компании с целью их реорганизации и перепродажи.


Если бы Kohlberg Kravis Roberts & Co. (KKR) была обычным холдингом, она вошла бы в первую двадцатку крупнейших корпораций США. Под ее полным или частичным контролем находятся около 50 компаний по всему миру – с совокупным годовым доходом свыше $180 млрд. и общей численностью персонала порядка 820 тыс. человек. Но она не получает прибыль от их основной деятельности, а покупает эти компании (главным образом – за заемные средства), чтобы повысить их ценность и затем с выгодой перепродать. В самой же KKR трудится менее 200 человек, большинство из которых – высококлассные специалисты по инвестициям и менеджменту.




Покупатели у ворот
Сделки в стиле leveraged buy-out (LBO) появились и стали популярными в Америке в 80-е годы. Суть их состоит в покупке компаний за заемные средства: инициатор приобретения вносит из собственных денег не более 10% стоимости фирмы, остальное покрывается с помощью банковских кредитов и выпуска высокодоходных облигаций. Если операция проходит успешно, новый собственник, овладев финансовыми потоками купленной компании, за счет ее средств выплачивает проценты и проводит реорганизацию, чтобы позднее перепродать фирму подороже – и в результате не только расплатиться по всем долгам, но и получить прибыль. Такие операции граничат с корпоративным рейдерством, поэтому их организаторы не пользуются симпатией в деловых кругах. Однако в инвестиционном бизнесе LBO считают «фигурой высшего пилотажа», поскольку такие сделки, отличающиеся высокой степенью риска, могут принести огромную прибыль. В США едва ли наберется два десятка компаний, специализирующихся на LBO. Крупнейшая и наиболее авторитетная среди них – Kohlberg Kravis Roberts & Co., основанная в 1976 году.
Впрочем, началось все на несколько лет раньше, в конце 60-х, когда в отдел корпоративных финансов американского инвестиционного банка Bear Stearns, возглавляемого Джеромом Кольбергом, пришли два молодых специалиста – выпускника Columbia University – кузены Генри Кравис и Джордж Робертс. Они втроем стали заниматься не совсем обычными по тем временам операциями – дешевой скупкой небольших частных компаний с целью последующей перепродажи.
В поле зрения этой команды попадали в основном созданные незадолго до Второй мировой войны семейные фирмы, в которых возникали проблемы смены поколений. Их постаревшие основатели желали отойти от дел, но не видели среди своих детей и племянников достойных преемников. При этом они не хотели, чтобы бизнес ушел из семьи, и уж подавно не собирались продавать свои фирмы конкурентам или крупным корпорациям. Вывести же их на IPO было проблематично из-за малых размеров. Джером Кольберг и его помощники предлагали таким предпринимателям достойный выход из положения. Bear Stearns приобретал большую часть компании, обычно оставляя семье основателей порядка 20% паев, а затем вместе с бывшим собственником, остававшимся пока во главе фирмы, подыскивал новых партнеров-покупателей, готовых продолжать ее бизнес.

После нескольких удачных сделок Кольберг распространил эту практику и на более крупные компании, испытывавшие какие-то временные проблемы. В обстановке экономического кризиса начала 70-х, сопровож­давшегося падением курса акций на бирже, эти сделки проходили с переменным успехом. Одна из 14 компаний, приобретенных Кольбергом с 1969‑го по 1975 год, обанкротилась, и банку пришлось списать потраченные на нее $27 млн. Зато фирма Vapor Corporation, купленная в 1972 году за $37 млн., в 1978-м была перепродана более чем за $440 млн. Компания Industrial Components Group, приобретенная в 1975 году, через пять лет принесла Bear Stearns 22-кратную прибыль!
Впрочем, эти выгодные продажи состоялись уже без Кольберга. В 1976 году он, поругавшись с руководством банка, считавшего его сделки чересчур рискованными, ушел вместе со своими помощниками из Bear Stearns и основал фирму Kohlberg Kravis Roberts, в которой они стали равноправными партнерами. С помощью своих контактов в инвестиционном мире Кольберг привлек несколько крупных инвесторов, вложивших пару десятков миллионов долларов в специальный фонд для выкупа компаний. Так начался бизнес KKR.
Джером Кольберг не был изобретателем LBO, но KKR очень быстро выдвинулась в лидеры на этом растущем рынке. В 1979 году она заставила говорить о себе всю Уолл-стрит, организовав приобретение фирмы Houdaille Industries за $355 млн. Причем компания вложила только $12 млн. собственных средств, получив за них 37% голосующих акций. Все остальное дали банки, представители которых вошли в совет директоров Houdaille.

В 1987 году Джером Кольберг, которому было уже за 60, после тяжелой болезни ушел в отставку, но эстафету с успехом подхватили Кравис и Робертс, ставшие сопредседателями правления. В течение 80-х годов KKR проворачивала все более крупные по объему сделки LBO, завершив это десятилетие крупнейшей операцией такого рода в истории (а с учетом инфляции она до сих пор остается рекордной). KKR вмешалась в покупку табачно-пищевой компании RJR Nabisco ее менеджментом, поддерживаемым инвестиционной компанией Shearson Lehman Hutton, одним из главных конкурентов KKR на рынке LBO. В головокружительной схватке, продолжавшейся с октября по декабрь 1988 года, приняли участие чуть ли не все ведущие инвестиционные банки США. В режиме блица KKR и Shearson Lehman обменивались ударами, выставляя предложения и контрпредложения, пытаясь привлечь на свою сторону членов правления RJR Nabisco. В этой кампании широко использовались средства массовой информации, благодаря чему за дуэлью двух хищников следила вся страна. Победу одержала KKR, хотя ее цена была несколько ниже, чем готова была заплатить Shearson Lehman ($109 за акцию против $112). Юристы KKR нашли несколько «слабых мест» в предложении Shearson Lehman, которые при определенных обстоятельствах могли привести к снижению цены. Кроме того, KKR более успешно провела кампанию в СМИ, склонив членов правления RJR Nabisco на свою сторону и очернив конкурента.

Отпраздновали победу по-варварски пышно. В начале января 1989 года KKR провела роскошный прием для более 400 инвестиционных банкиров, юристов и просто друзей фирмы, на котором был подан метровой высоты торт, украшенный «образцами» продукции RJR Nabisco, сделанными из бисквитов и крема.
Резонанс был впечатляющий. Беспрецедентная сделка LBO в $31,1 млрд., из которых сама KKR вложила только $1,5 млрд., стала настоящей сенсацией. Интерес публики был настолько велик, что в 1990 году издательство Harper Row выпустило книгу Barbarians at the Gate («Варвары у ворот»), ставшую бестселлером, а в 1993-м по ней был снят кинофильм.
Но эта публичность сыграла для KKR скорее отрицательную роль. Кравис, Робертс и их помощники были представлены в книге и фильме азартными дельцами, действующими на грани фола и не щадящими никого и ничего на пути получения прибыли. Четко прослеживалась концепция, что KKR и стоящим за ней инвесторам не было никакого дела до самой RJR Nabisco и ее сотрудников – единственную важность составляли деньги. Многие компании стали противодействовать возможным LBO, в том числе и путем реорганизации и повышения эффективности своего бизнеса. Фактически KKR и подобные ей компании сыграли роль своеобразных «санитаров леса», заставив американских бизнесменов всерьез задуматься о прибыльности своих предприятий. В таких условиях, когда «дичь» резко поумнела, «хищникам» пришлось непросто. Практически все 90-е годы стали для KKR чередой кризисов и потерь.



Чтобы прочитать статью, Вам необходимо оформить подписку.
 
 
Ваш логин

Пароль

Регистрация