Rambler's Top100
На главную Поиск Контакты
АТМОСФЕРА ДЛЯ РОЖДЕНИЯ НОВЫХ ИДЕЙ

Рассылка
новости
публикации
НМ рекомендует
анонс номера
 

№8, 2008
№8, 2008
28.08.2008
Для подписчиков
просмотров: 0
комментариев: 0

Восстановленная сталь

Реорганизация помогла компании Corus преодолеть многолетний кризис


Британско-нидерландская металлургическая компания Corus долгое время считалась неудачницей, обреченной на банкротство или поглощение, но благодаря смене руководства и удачным обстоятельствам она смогла вернуться к прибыльности, а затем успешно войти в состав индийской группы Tata Steel.




Объединение двух слабостей
Великобритания стала первой в мире индустриальной страной и на протяжении всего XIX века ее называли «мастерской мира». Однако империи, как и люди, стареют. Не смогла навечно укрепиться на пике своего могущества и Великобритания. Темпы роста ее экономики упали, техника на фабриках и заводах устарела, а новые, молодые и хищные конкуренты оставили теряющего мощь соперника далеко позади.
По окончании Первой мировой войны британская экономика вступила в почти непрерывную полосу кризисов и спадов. Целые отрасли, бывшие когда-то гордостью государства, приходили в упадок. Правительство искало выход в национализации и создании консолидированных промышленных корпораций, пользующихся поддерж­кой государ­ства. Так, в 1967 году 14 небольших сталелитейных компаний страны были принудительно объединены в государственную корпорацию British Steel – на то время одну из крупнейших в мире.

Однако и национализация, и последовавшая при Тэтчер приватизация мало что изменили в британской металлургии. Внутренний рынок стали съеживался, а расширению экспорта препятствовала высокая себестоимость производства, снижающая конкурентоспособность British Steel на мировом рынке.
Оптимальным выходом из создавшегося положения руководству British Steel показалось объединение с нидерландской металлургической компанией Koninklijke Hoogovens, занимающейся выпуском не только стали, но и алюминия. Что и было предпринято в 1999 году. Голландцы, которые выплавляли в 2,5 раза меньше стали, чем их британские партнеры, считались более эффективной компанией, а слияние могло дать экономию затрат порядка $300 млн. в год.
На новую компанию, получившую название Corus, возлагались большие надежды, однако они не оправдались, причем это стало понятно с самого начала. Прежде всего, не сложились отношения между британской и нидерландской частями руководства. По мнению наблюдателей, председатель правления British Steel сэр Брайен Моффат, занявший аналогичный пост и в Corus, проявлял непозволительное высокомерие по отношению к голландским коллегам и вопреки изначальным договоренностям рассматривал нидерландскую часть бизнеса в качестве придатка к британской.
«British Steel приобрела Hoogovens с премией (по отношению к текущей рыночной цене) и вела себя так, будто она ее облагодетельствовала», – выразился в разговоре с корреспондентом американской газеты один британский аналитик1. Заводы Corus в Великобритании были насквозь убыточными, но именно в них вкладывались средства, заработанные нидерландскими предприятиями. В ответ наблюдательный совет, в котором большинство составляли голландцы, стал блокировать все начинания правления, контролируемого британскими менеджерами. Так, например, сорвались продажа непрофильного алюминиевого бизнеса Corus французской компании Pechiney и объединение корпорации с бразильской компанией CSN, что могло бы решить сырьевую проблему британско-нидерландской группы за счет получения руды и полуфабрикатов из Бразилии.

Другая проблема заключалась в том, что правление и наблюдательный совет, увлеченные борьбой друг с другом, уделяли недостаточно внимания непосред­ственно управлению компанией. Если в Нидерландах сталелитейные мощности Corus были консолидированы и состояли всего лишь из одного металлургического предприятия (к слову, современного и эффективного), то британская ее часть представляла собой пеструю коллекцию разновозрастных заводов с широким ассортиментом выпускаемой продукции из стали, – как правило, недорогих коммерческих сортов, не пользующихся в самой Британии особым спросом. Некоторые из этих предприятий были убыточными, а руководство признавало единственный путь сокращения затрат – массовые увольнения. С 1999-го по 2002 год штат Corus сократился на 12 тыс. человек (почти на четверть от изначального состава), и в основном – в Великобритании.
Наконец, компании приходилось бороться и с неблагоприятными обстоятельствами. Конец 90‑х – начало 2000-х годов ознаменовались острым кризисом на мировом рынке стали. Появление России и Украины в качестве крупных экспортеров дешевой стальной продукции, активизация японских и корейских компаний привели к значительному избытку предложения и резкому падению цен. Corus со своей сложной производственной структурой, дорогостоящей рабочей силой, привозным сырьем и неизбежным распылением ресурсов по ряду предприятий не могла конкурировать не только с ведущими европейскими корпорациями, но и с низкозатратными металлургическими комбинатами из СНГ и Восточной Азии. И здесь руководство компании видело единственный выход в сокращениях. На 1999 год совокупная производственная мощность британско-нидерландской корпорации составляла 24 млн. т стали в год, но компания ни разу в своей истории не вышла на этот объем. Более того, в 2001 году ее предприятия вместе взятые произвели только 17,8 млн. т стали – в результате компания переместилась с третьей позиции в мировом рейтинге на восьмую.
Что ни предпринимало руководство, финансовое положение Corus оставалось крайне тяжелым. После объединения компания ни разу не вышла на квартальную прибыль, а совокупный объем убытков за 4 года достиг 2 млрд. ф. ст. (на то время – около $3,2 млрд.). Стоимость акций компании опустилась ниже 20 пенсов, а рыночная капитализация не превышала $1 млрд. Corus могла приобрести любая более-менее крупная корпорация в мире, но, как грустно писали британские комментаторы, это был бы слишком дорогой металлолом.

Словно апофеозом всех этих неудач стала серьез­ная производственная авария. Восьмого ноября 2001 года на заводе Port Talbot в Уэльсе, одном из крупнейших британских предприятий Corus, произо­шел взрыв. Доменная печь, выдававшая 1,3 млн. т стали в год, была сильно разрушена, погибло трое рабочих, еще 12 получили тяжелые травмы. До этого компания рассчитывала, что именно Port Talbot станет ее главным сталеплавильным предприятием в Великобритании, и всего за несколько месяцев до инцидента остановила печи на соседнем заводе Llanwern.
Однако, как ни странно, эта катастрофа стала первым шагом к возрождению Corus.

Неизбежность перемен
Положение компании в ноябре 2001-го выглядело сложным, но не безнадежным. Доменная печь была застрахована, так что работы по ее восстановлению (вернее, строительству новой печи на месте разрушенной) профинансировала бы страховая компания. Однако специалисты оценивали продолжительность таких работ в 2–3 года, а затраты – более чем в 100 млн. ф. ст. Поэтому руководство компании рассматривало и другие возможные варианты – например, печь не восстанавливать, а возникший дефицит стали компенсировать за счет повышения производительности других предприятий либо закупки полуфабрикатов на мировом рынке.



Чтобы прочитать статью, Вам необходимо оформить подписку.
 
 
Ваш логин

Пароль

Регистрация