Rambler's Top100
На главную Поиск Контакты
АТМОСФЕРА ДЛЯ РОЖДЕНИЯ НОВЫХ ИДЕЙ

Рассылка
новости
публикации
НМ рекомендует
анонс номера
 

№6, 2007
№6, 2007
07.06.2007
Для подписчиков
просмотров: 3
комментариев: 0

Лиса и лев



Низкорослый, тщедушный в молодости, никогда не отличавшийся физической силой и крепким здоровьем, молчаливый и почти косноязычный, легко впадающий в ярость — таким видели Наполеона Бонапарта его современники. Талант полководца и грозные армии не достались ему по прихоти судьбы. Этот величайший управляющий — самый яркий пример человека, который сделал себя сам.




Вечером 18 июня 1815 года Наполеон уезжал с покрытого трупами поля Ватерлоо. Батальон гвардейских гренадер, построившись в каре, медленно отступал, отражая атаки победителей. Все было кончено — завершилась двадцатилетняя борьба. А между тем в Париже происходили события, очень тревожившие правительства Австрии, Пруссии, Англии и России.

Военное поражение не только не отдалило народ от императора, но пробудило новые силы и ожидания: в Наполеоне снова видели вождя революционной Франции, объединяющего страну перед лицом вторгшегося агрессора. Сам он отлично сознавал, что только революционный подъем мог помочь ему в тот момент (к границам Франции подступала армия коалиции общей численностью более миллиона человек, у Наполеона же не было и 200 тысяч): «Моя система защиты ничего не стоила, потому что средства были слишком несоизмеримы с опасностью. Нужна была новая революция, чтобы я мог получить от нее все средства, какие она создает. Нужно было пробудить все страсти, чтобы воспользоваться их ослеплением. Без этого я не мог уже спасти Францию».

После Ватерлоо улицы Парижа заполнили толпы, кричавшие: «Не надо отречения! Да здравствует император!» Призрак революции, провозглашающей Наполеона своим вождем, — вот что пугало руководителей коалиции, наступавшей на Францию. Бонапарт получал неисчислимые силы для продолжения вооруженной борьбы, что непременно привело бы их к военному поражению.

Наполеон не воспользовался ситуацией. И не потому, что страшно устал — ему было всего 46 лет. Он не мог поступить так, потому что это бы противоречило всему, что он делал до сих пор, противоречило ему самому. Потому что он всегда и во всем полагался только на самого себя, свой ум и сосредоточенное размышление.
Наполеоновская историография, насчитывающая более 200 тысяч книг, множество публикаций и исследований, дает нам возможность лучше понять этого человека и оценить действенность его подходов к управлению.

Впереди штурмующей колонны

...Он шел впереди штурмующей колонны и был ранен...
...Затем он приказал своим солдатам взять ружье под левую руку и повернуть дулом в землю. «Вперед!» — скомандовал он и пошел впереди прямо под ружья выстроенного против него передового батальона королевских войск...
Двадцать два года разделяют эти события: взятие Тулона в 1793 и возвращение с Эльбы в 1815 году — знаменитые «сто дней Наполеона». Молодой капитан, отличившийся в своем первом сражении, и возвращающийся с триумфом в свою Францию император…

Во время итальянской кампании 1796 года, в которой Бонапарт впервые был главнокомандующим, проявилась одна из его особенностей. Он всегда утверждал, что военачальник не должен подвергаться личной опасности без крайней необходимости, ведь его гибель может повлечь за собой смятение, панику, проигрыш сражения и даже войны в целом. Но, с другой стороны, он полагал, что военачальник должен не колеблясь идти под огонь, если обстоятельства потребуют личного примера. Он вполне мог, как и большинство людей на его месте, быть осторожным… Артиллерийский генерал Бонапарт знает, что такое пушки. Что же он делает?


Чтобы прочитать статью, Вам необходимо оформить подписку.
 
 
Ваш логин

Пароль

Регистрация