Rambler's Top100
На главную Поиск Контакты
АТМОСФЕРА ДЛЯ РОЖДЕНИЯ НОВЫХ ИДЕЙ

Рассылка
новости
публикации
НМ рекомендует
анонс номера
 

№3, 2007
№3, 2007
21.03.2007
Для зарегистрированных пользователей
просмотров: 36
комментариев: 0

Непреодолимая сила оптимизма



Мир фанки-бизнеса, созданный Йонасом Риддерстрале и Кьеллом Нордстремом, — это мир, которому как воздух нужны яркие индивидуальности, мощь таланта и который преисполнен ошеломляющей свободой и безграничным выбором. Сотни и сотни людей в разных странах, вдохновленные бестселлером «Фанки», начали совершенно по-иному смотреть и на себя, и на свои компании. В очередном творении авторов — «Караоке-Мире» — пожалуй, больше философии, больше глубины и вместе с тем меньше той жизнеутверждающей радости, которая пронизывает «Фанки». Что отличает мир караоке-капитализма, и что нужно для того, чтобы в нем добиться успеха? Об этом рассказывает Йонас Риддерстрале.




«Новый менеджмент»: По прочтении «Караоке» складывается впечатление, что мир стал более пессимистичным со времени написания «Фанки». Так ли это?
Йонас Риддерстрале: В душе я оптимист, но нельзя не признать: оптимизма сегодня в мире поубавилось по сравнению с концом 1990-х, когда мы писали «Бизнес в стиле фанк». В своих работах мы стремимся отразить дух времени. А после выхода нашей первой книги в мире произошло немало событий, развеявших оптимизм 90-х годов. Тут и падение целого ряда многообещающих доткомов, и трагедия 11 сентября, и много чего еще…


Однако я верю в лучшее. В истории человечества немало свидетельств того, как люди, переживая масштабные трансформационные процессы, успешно справлялись с проблемами и в результате становились более сильными и совершенными. Несомненно, будут и новые победители, и новые побежденные. Но нынешнее время все же дает всем больше власти. Независимо от того, кто вы — индивид, организация или религия, — в ваших силах сделать хоть что-то, что могло бы повлиять на общий результат.

«НМ»: Как сильно изменилось в последние годы восприятие людьми организаций и бизнеса?
Й.Р.: Я думаю, что все больше и больше людей начинают осознавать, что типичной компании из типичной отрасли предстоит действовать в условиях жесточайшей конкуренции, сравнимой с ведением войны на два фронта. Электронные коммуникации, глобализация и дерегуляция — все это привело к тому, что компании оказались почти всецело во власти рынка, одновременно утратив власть над ним. В дальнейшем организациям будет еще сложнее. По результатам исследования McKinsey, около 20% мировой продукции производится в условиях открытости компаний глобальной конкуренции. А через 30 лет, согласно выводам этого же исследования, упомянутая доля составит уже 80%. Такова реальность. И компаниям остается либо уходить в небытие, либо приспосабливаться: создавать революционные бизнес-модели, предлагать потребителям всевозможные скидки и такие цены, какие покупатели найдут для себя приемлемыми. Клиенты сегодня — уже даже не короли и королевы, а безжалостные диктаторы. Объединенные Интернетом, они обрели почти непреодолимую силу, позволяющую им властвовать на рынках.


И еще: сегодня мало кому хочется иметь дело (например, обсуждать условия сделки, владеть пакетом акций или опционом на них) с обычной, безликой компанией. Устремления и потребителей, и потенциальных сотрудников направлены к организациям, обладающим яркой, неповторимой индивидуальностью. Говоря образно, такие компании — это нечто вроде Мадонны, Posh & Becks, Брэда Питта или Тайгера Вудза корпоративного мира.


Словом, в будущем, чтобы зарабатывать деньги, компаниям придется прикладывать все больше усилий. Впрочем, никакого откровения тут нет. Адам Смит еще в 1776 году отмечал, что низкая прибыль — главная отличительная черта хорошо функционирующей рыночной экономики. Все, что могут сделать компании, — это попытаться заполучить самых одаренных сотрудников и создавать стратегии, что позволит им обойти соперников на столбовой дороге конкуренции.

«НМ»: В «Караоке» вы говорите об изменении ценностей и даже о наметившейся тенденции их разрушения в современном мире. Общие ценности, убеждения и поведенческие нормы, сплачивающие людей, составляют основу так называемого социального капитала (важность которого для компании сложно переоценить). Значит, разрушаются ценности — разрушается социальный капитал?
Й.Р.: Нет, я вовсе не думаю, что происходит разрушение социального капитала. Скорее можно говорить о том, что он трансформируется в некой новой системе координат. Раньше социальный капитал формировался главным образом по географическому признаку. Иначе говоря, люди, проживающие на близлежащих территориях и исповедующие общие ценности, объединялись в географические «племена». Сегодня территориальный фактор становится все менее важным — гораздо более значима общая цель (а таковой чаще всего бывает то или иное приобретение), которая может объединить самых разных людей, независимо от того, как далеко они находятся друг от друга. То есть новые «племена» (впрочем, это касается и старых) объединяет общность не географии, а биографии, или точнее — «покупкографии».




Чтобы прочитать статью, Вам необходимо зарегистрироваться
 
 
Ваш логин

Пароль

Регистрация